воскресенье, 24 октября 2010 г.

А в Пирново снова осень

Догорают пожаром яркие краски осени. Последними искрами кружатся в воздухе желтые листочки с березы, сорванные порывом уже холодного ветра. Еще немного, и останутся только унылые голые ветки, мир накроет серость, сырость и холод в ожидании снегопадов. А пока – радуемся необыкновенной палитре, которой природа раскрасила для нас леса и поля.











Цивилизация подкрадывается к Пирново

У нас в Пирново открылся ресторан, называется «Веселий Заєць». Со стороны менеджмента ресторана был задействован достойный рекламный ход – их представители пришли в школу и пригласили детей и родителей 2 октября посетить день рождения РЕСТОРАНА.  Так что мы пошли посмотреть. Все было супер – бесплатная еда для детей и взрослых (для последних еще и выпивка), клоун, живая музыка, подарки детям. Возле ресторана шикарная детская площадка, фонтан, прудик с мостиком и рыбками. Под конец праздника вышел трехметровый мишка–бомбастик и начал плясать под музыку, обниматься со взрослыми и пугать самых маленьких. Восторгу детей не было предела. По ходу дела мы проверили меню – цены, скажем так, выше среднего, кофе например 10 гривен, пиво 15. Было очень весело. Может, сходим к ним на Хеллоуин в конце октября.

сговор


Михаил Фещенко, DELFI, "Сегодня"

14. октябрь 2010 09:39

Президент Украины уверен, что цены на продукты
 растут в результате сговора. В связи с этим,
он поручил Кабмину разобраться с фактом
 повышения цен.

В частности, Кабмин получил задание
 от президента найти инструменты,
"которые бы застабилизовали
 цены на этом рынке".



В супермаркете наступила ночь. Тихонько куняли на полках продукты. И только гречке не спалось. Она думала о том, как несправедлива жизнь. Вон рис – было дело, взял и поднялся в цене наполовину, или, к примеру, сахар – какого ажиотажа со своим подорожанием наделал! Всегда они, белые, так себя ведут. А темнокожим что – сиди себе, молчи в тряпочку, и не высовывайся. «Пора кончать с этой расовой дискриминацией!» – подумала гречка и сказала – «Все! Завтра я всем покажу! Не только белокожим рису да сахару все права на ценник!» Рис возразил – «Уважаемая гречка, конечно, вы имеете право на подорожание, но между прочим, не вы одна. Я думаю, нам всем пора над этим задуматься, мне кажется, что каждого из нас недооценивают». (При этом он, конечно, думал в первую очередь о своей наценке).

Продукты зашевелились и начали обсуждать, насколько их недооценивают. Молоко со своими многочисленными родственниками, кефиром, творогом, ряженкой также засуетились – «А у нас, между прочим, надои падают осенью! И вообще мы продукт первой необходимости и полезности, куда там какой-то гречке равняться! Так что будем дорожать, но мы народ дисциплинированный, поэтому не все сразу и постепенно – по гривне-две за раз». Макароны зашуршали в пачках, спрашивая всех подряд – «А мука уже подорожала, да? Или еще нет?» Алкогольные напитки и сигареты говорили – «А мы вообще народ подакцизный, то есть подневольный, нам сколько прикажут, на столько мы и дорожаем». В отделе сыров принимались пари, кто скорее превысит планку в 100 гривен за килограмм. А мясные копчености и колбасы тихо посмеивались – они то давно этот рекорд побили. Общипанные голые куры разволновались, но решили не отставать по мере сил, прекрасно сознавая, что за свининой, например, или говядиной им не угнаться.

В отделе овощей громче всех кричал лимон – «Я есть иностранный продукт! Я такое пережить на таможня! Я имею право стоить 25 гривен за килограмм!» А картошка, пытаясь припудрить землей рытвинки и трещины, последствия засушливого неурожайного лета, говорила, скромно опуская глаза – «Вы слышали? Этой осенью я стою 5 гривен кило!» Другие фрукты и овощи важно кивали ей, в уме прикидывая, сколько следует накинуть в цене и себе.

Так продукты вошли в сговор и спровоцировали в стране инфляцию. Вдохновленный наставлениями президента премьер-министр строго кричал – инфляция, стой раз-два! И бегал на рынки смотреть, как это влияет на цены. Но инфляция не останавливалась… Говорят, поступило распоряжение для нацбанка – ни в коем случае не допускать общения доллара с евро и другими валютами. А то, не дай бог сговорятся.